Google+

ПЛЮСЫ И МИНУСЫ ЛЮБИТЬ КНИГИ

Плюсы:

+ Ты узнаешь много интересного.

+ Много полезного.

+ Книги могут поднимать настроение.

+ Помогают оторваться от реальности.

+ Читая книги, ты пополняешь словарный запас.

+ И у тебя улучшается грамматика.

Минусы:

- Ты завидуешь героям книг, которые читаешь.

- Ты тратишь много времени на книги, и забываешь про уроки

- Ты читаешь книгу до 5 часов утра и даже дольше.

- После этого ты целый день как зомби.


ПРОЛОГ


Скрипучая железная дверь камеры открылась. Зашел королевский страж с ужасно злым лицом. В руках он держал поднос с чёрствым хлебом, стаканами воды и двумя тарелками, наполненными непонятной жидкостью.
- Кушать подано, – рассмеялся страж и, неаккуратно поставил поднос на землю, разлив половину воды.
- Ты что, собираешься это есть? – поинтересовалась девочка с золотыми кудрями у своего брата.
- Мегги, не будь глупой, если ничего не есть, можно умереть с голоду, - ответил ей Сэм.
Девочка обиженно посмотрела на него. Она была очень мила, но время, проведенное в темнице, сильно изменило её внешность. Золотые кудри уже не блестели, а стали тусклыми и грязными, румяные щечки были бледными и впалыми из-за голодания, а платье, которое раньше было голубого цвета, стало грязным и порванным. В больших детских глазах было столько боли, когда она взглянула на брата!
- Не глупи, мы должны продержаться еще немного, я уверен, Теон спасет нас! – мальчик набрал ложкой дурно пахнущую жижу и положил ее в рот. – Черт возьми, какая дрянь – он выплюнул остатки еды в тарелку и взял хлеб и воду, чтобы заесть неприятный привкус. Хлеб оказался таким чёрствым, что Сэм с трудом его раскусил.
- Прошло столько времени, я почти сбилась со счета дней, а он все не приходит, - девочка даже не обратила внимания на ругательства своего брата. – Он исчез с того самого дня, когда ушел на службу к королю, может, он уже мертв.
- Нет, не смей так говорить! Это же Теон, наш Теон, ты думаешь, его так легко убить? О нет, я знаю, он жив и уже направляется сюда спасти нас!
- Откуда ты это можешь знать? Тебе не кажется смешным то, что Теон придет сюда один, чтобы вызволить нас, и сможет победить целую армию, и короля с его колдуном? Смешно. Почему тогда не пришел раньше?
- В этом-то и ответ: он собирает армию для нашего спасения!
Разговор прервался, каждый остался при своём мнении. Было слишком больно думать, что брат их бросил, еще больнее, если он, в самом деле, умер. Зачем их вообще держат здесь? Они видели Деатериса всего один раз, когда детей только привезли и кинули ему под ноги, как ненужный хлам, он смеялся над ними и говорил, что они ему пригодятся. Но для чего?
Теон не пришёл на помощь ни через два дня, ни через три. Однажды днём дверь распахнулась, и в маленькую камеру зашло два стражника Они не принесли еду, а подхватили обессиленных детей и волоком потащили по коридору. Те в свою очередь упирались, они решили, что их ведут на казнь.
Пленники никак не ожидали, что попадут в обеденный зал. Здесь детей поразило сказочное разнообразие стола – фрукты, овощи, мясо. Не такую еду им приносили в камеру. Они невольно перестали упираться.  Стражники отступили.
- Садитесь, за стол, – послышался уже знакомый детям голос.
Еда всецело завладела вниманием детей так, что они совсем не заметили сидевшего за столом короля в роскошной золотой одежде.
Стражники, стоявшие за спиной детей, подтолкнули их к столу, заставленному блюдами. Дети сели, но к еде не притронулись.
- Ешьте, - вновь приказал король.
На его лице появилась ухмылка, его явно забавляло поведение испуганных детей. Сэм уже потянулся за куриной ножкой, когда Мегги остановила его, схватив за руку.
- Мы не будем подчиняться твоим приказам! И не собираемся есть. Все это лишь знак того, что ты нас подкупаешь, - девочка гордо взглянула прямо в глаза королю.
Стражники в ужасе переглянулись. Видимо, за подобные слова в адрес короля можно было сразу же лишиться головы. Но король ни капли не разозлился, а снова усмехнулся:
- Мне кажется, твой брат считает иначе, – взглядом король указал на протянутую руку Сэма, которую всё ещё держала девочка.
Мегги быстро отпустила руку брата, и тот все же взял куриную ножку, за которой тянулся. Она с упреком посмотрела на него и ничего не сказала. Тот быстро откусил свежего мяса. Голодный ребёнок торопливо расправился с «добычей», но больше не посмел притронуться к еде. Он знал, что разочаровал сестру, и понял, что вся эта роскошь - подвох Деатериса.
- Что ж, раз вы не желаете угощаться, я велю всё это отдать псам, - сказал король и резко поднялся со своего стула.  – Ступайте за мной, - приказал он, проходя мимо детей.
В сопровождении стражников они вышли на просторный  балкон, с которого открывался вид на весь город Херенхол. Им ничего не оставалось как подчиниться королевскому приказу. Вдалеке, за ярким оранжевым закатом, скрывался Валтеросс.
- Что вы видите, дети? – обратился к ним король.
Понятное дело, что дети видели город, лес, прекрасное небо и даже несколько деревушек, возможно даже родные места, где осталась их раненая мама. Что с ней, с их бедной матерью? Это был главный вопрос, волнующий детей. Но ответа нет. Они печально смотрели вдаль, и Деатерис продолжил сам:
- Я – властелин этого края, – жадно произнес он. – Видите, вон там скалистые горы, за ними кончается Валтеросс и начинаются неизведанные земли. Пока что моя власть не распространилась там.  С противоположной стороны всё моё, кроме леса Меринтрелл (тихо, словно про себя, сказал он) до самого бескрайнего моря. А если посмотреть прямо, то все деревни людей и лесные земли принадлежат мне! Мне…
Его жадность и жажда власти еще больше напугали детей.
- Вот только эльфийский городок, как же хочется уничтожить его. Эти создания не заслужили права жить в моем королевстве, их нужно уничтожить, - король развел руками, как будто пытаясь охватить все земли Валтеросса, которые должны принадлежать ему.
Когда он упомянул эльфов, дети изумленно переглянулись. Эльфы? Для них это было слишком странно. Разве они по-настоящему существуют, и всё то, что мама рассказывала, не сказки? 
Договорив и насмотревшись на красоту Валтеросса, Деатерис резко повернулся и, слегка наклонившись, в упор посмотрел на детей.
- Но знаете в чем проблема? Именно из-за неё вы здесь, именно поэтому я сохранил вашу жизнь и по-доброму отношусь.
«По-доброму? Неужели?», - подумала с грустной иронией Мегги. Маленькие узники никак не могли понять, зачем они нужны королю, но его объяснение повергло их в шок:
- Причина моей головной боли – Теон! Это имя, это слово… Ваш брат не входил в мои планы. Надо было разобраться с ним раньше, ещё в младенчестве. Уничтожить всех новорожденных детей во всех деревнях! Придумать что-то, и теперь, спустя двадцать лет, он бы не мешался под ногами. Понимаете?
Но они ничего не могли себе уяснить. Их брат мешает самому королю!? Нет, они, конечно, любили и уважали своего брата и, конечно же, считали его лучшим на свете. Но как простой деревенский парень мог перейти дорогу королю?
- Я считал, что вы дороги ему и что он немедленно кинется вас спасать. Видимо, я ошибся. Придется подождать ещё. Уведите их!
Двое стражников немедленно отправили пленников обратно в их клетку. Последние слова короля задели детей. Разве Теон мог просто забыть о них?
Дни шли, а он не приходил, дети очень многое обсуждали, но все равно не находили верных ответов. Им приносили отвратительную еду, но приходилось есть по чуть - чуть, чтобы не умереть от голода.  Через неделю за ними вновь пришли и повели тёмными коридорами вниз по лестнице в тронный зал короля. Только вот не было здесь ни стола с вкуснейшей пищей, ни прекрасного вида на природу, по которой так скучали дети, сидя взаперти. Деатерис был в ярости! Как только дети зашли, он просто кинулся на них с криком:
- Мне надоело, надоело ждать! – орал он во всё горло и был больше похож на сумасшедшего, чем на короля. – Почему он не приходит? Почему так долго?
Дети испугались и отпрянули назад, но сзади их подталкивала стража. Деваться было некуда и пришлось выслушивать безудержный и несвязный крик короля. После того, как он слегка успокоился и перестал кричать, он продолжил говорить все тем же злым голосом:
- Я решил, что его нужно поторопить, так сказать. Решил послать ему письмо с угрозой. И знаете что? Ты, -  он тыкнул пальцем прямо в грудную клетку маленькой девочки. - Ты слишком горделива и непослушна. Твой братец мне нравится больше, а тебе не повезло.
В один миг он схватил малышку Мегги за ее золотистую косу, а другой достал небольшой кинжал. Раз! И золотистые кудри посыпались на пол. Деатерис кинул часть косы девочки в конверт и добавил:
- Прикажу дописать там, что следующим будет твое ухо или, может быть, рука! - жестокий правитель расхохотался.
На этот раз издевательство и страшные угрозы безумного короля оказались для детей невыносимо тяжёлыми. Потеря роскошных локонов, за которыми нежно ухаживала мама, и которые любил поглаживать старший брат, казалась невосполнимой. Мегги охватило чувство отчаяния, тоски и ужаса - она безудержно рыдала. Судорожно всхлипывал от сильного горя обнимавший её Сэм.

И лишь одна надежда согревала их сердца: Теон не забыл! Он сделает всё, даже невозможное, и спасёт их!

ЭПИЛОГ

Очень трудно остановить, убедить человека в чем-либо, когда мысли того заняты абсолютно своими проблемами, которые засели так глубоко, что кроме этого он больше ничего не может делать. В таком состоянии был и Теон. Понятное дело, что сразу же по приезду в Элисанте он настоял на собрании совета. Он порывался прямо тогда выступить в бой за спасение его брата и сестры. Благо, что рядом были Перси и Нариэль, которые смогли убедить его, что это будет ошибкой. Для начала выслали небольшой отряд разведчиков, так как было совершенно не ясно, где могут находиться Сем и Мегги, и какой вообще замысел у Деатериса. Дети знать ничего не могли, и то, что он оставил их в живых, может означать лишь одно – они нужны для манипуляции Теоном. Понятное дело, что такой расклад мало устраивал повелителя драконов.
Юноше не позволили отправиться с отрядом на разведку, ему пришлось остаться в Элисанте. Он настолько углубился в свои мысли, что даже не подумал показать Персивалю город. Ведь новичку нужно было обустроиться, освоиться и привыкнуть к эльфийскому городу и его жителям. Все это сделала Нариэль. И Перси был рад этому, он не осуждал друга., не смотря на то, что ему было необходимо освоится и привыкнуть к эльфийскому городу и его жителям.
А Теон настолько ушел в себя, что даже забывал поесть. Благо, что та же Нариэль была рядом. Много времени юноша проводил в эльфийском храме возле драконьего яйца. Сначала он жаловался яйцу на свою жизнь, на то, как все события потрясли его. Он просто сидел и рассуждал о том, какой он жалкий, что все потеряно для него. Однажды он даже сказал, что лучше бы он никогда не попадал на службу к Деатерису, никогда не встречал Нариэль и никогда не узнал бы, кто он.
- Тогда бы Мегги и Сем были в порядке, дома. Тогда бы мама была жива, – шептал он.
Хорошо, что Нариэль не слышала всего этого. Она бы очень расстроилась. Но однажды Теон резко изменил ход своих мыслей. На этот раз он молча сидел с Нариэль в храме и очень бережно держал яйцо в своих руках.
- Как долго еще ждать? – внезапно спросил он. – Сколько времени должно пройти, сколько еще дней, а может месяцев или даже лет, чтобы дождаться рождения этого чуда? У нас ведь нет времени, чтобы ждать. Деатерис во всеоружии, а я - ничто без дракона!
«Дракон и повелитель – одно целое», - постоянно эта фраза крутилась в голове парня. И внезапно его осенило. Одно целое, одни мысли, эмоции. И одни печали.
- Как думаешь, не родившийся дракон может чувствовать то же, что и я уже сейчас?
- Теон, я мало знаю о драконах и их эмоциях. Прости, я не знаю ответа на твой вопрос.
Но Теон был на верном пути, хотя он не знал, скорее, чувствовал, что пора прекращать вести себя, как слабак. Ведь он не такой. Он повелитель драконов, он последний, самый могущественный повелитель на этой земле! И он верит в свои силы. Он спасет брата и сестру! А потом спасет весь Валтеросс, как и предначертано ему судьбой!
Нариэль увидела, как выражение лица её возлюбленного изменилось.
- Что ты придумал? – поинтересовалась она.
- Я просто понял, как глупо было уходить в себя. Только поверил во все, но смерть матери и пропажа брата и сестры сломали меня. – Теон встал на ноги, яйцо поставил обратно на постамент. – Я последний повелитель драконов и я должен победить зло!
Как только они собрались уходить, эльфийка заметила нечто странное. Яйцо засветилось изнутри и затряслось.
- Теон, - тихо произнесла она и юноша обернулся.
Его глаза расширились: яйцо раскачивалось, а потом появилась тонкая полоса – трещина по окружности перламутровой скорлупы.  Послышался треск, и скорлупа полностью раскололась, ее частички упали на пол и постамент. Затем последовал странный звук, похожий на тихий рык, но не злобный. Затем показалась мордочка или лицо, или… Теон совершено не знал, как описать существо, которое он увидел. Это был живой маленький серебристо – перламутровый комок. Сверкающие янтарные глазки существа с беспомощным любопытством оглядели зал. Увидев Теона, дракончик оживлённо расправил маленькие крылья и неуклюже попытался сделать первый шаг. Теон в растерянности подбежал к новорождённому, но не успел поймать. Малыш упал с постамента на каменный пол и издал неприятный жалобный писк. Юноша боялся дотронуться до существа, не хотел его испугать.
- Привет, – ласково сказал повелитель драконов.
Но дракон лишь внимательно взглянул ему в глаза.
- Ему нужно дать имя? Правда.  Вот только какое? – Теон обратился к Нариэль.
- Я не знаю, ты читал книги, которые я принесла тебе о драконах? Там должно было быть сказано.
В этот самый момент Теон пожалел о том, что ушел в себя и не замечал ничего вокруг. Не замечал Нариэль, ее старания угодить ему, не замечал происходящего. Был зациклен лишь на своих эмоциях и чувствах. Он никогда не любил эгоистов, а теперь понял, что вёл себя не лучшим образом.
- Там было сказано, что лишь повелитель может дать имя своему дракону, и что его нельзя вот так просто взять и придумать. Имя должно прозвучать изнутри, от той силы, которая дана тебе природой, – сказала Нариэль, прочитавшая те книги, и знавшая что Теон их даже не открывал.
- Но я не знаю…. Совершенно ничего в голову не приходит.
- Ну конечно, проще сказать «не знаю», чем действительно по-настоящему подумать!
И юноша задумался. Он перебирал в памяти все известные имена, которые были настолько человеческими, что вряд ли подошли бы большому дракону. Потом Теон посмотрел на это чудное милое создание, которое так же, слегка наклонив голову, внимательно наблюдало за действиями своего хозяина. Теону сразу захотелось дать ему какое-нибудь причудливое, детское имя. «Ну, нет, что за глупости, он станет величественным драконом и у него будет имя Пушистик?», - подумал Теон и слегка улыбнулся.
- У меня не выходит.
- Теон! – строго сказала Нариэль. – Обратись к внутренним силам!
И он прислушался к совету. Сосредоточился. Точнее сказать, Теон совершенно не понимал, как объяснить то, что произошло. Сначала как будто все вокруг куда-то ушло. Теон сидит на зеленой траве, а вокруг лишь синее небо и облака. Он один в блаженной тишине, которая даёт задуматься о многом. И в мыслях юноши неожиданно возникает имя:
- Аларос! Последний из своего рода, величайший, могущественный дракон Валтеросса! – гордо произнес повелитель.
Аларос проговорил он про себя.  И тут Теон услышал голос. Он был тихим и слегка похожим на детский. Теон не смог разобрать слов, потому что вообще был ошарашен странным голосом в своей голове. Ведь в зале находился лишь он, Нариэль и дракон. Это, уж точно, не был голос Нариэль. И тогда Теон внимательно взглянул на дракончика.

«Приветствую тебя, мой повелитель!», - вновь произнес голос, а дракон слегка склонил свою голову.

ГЛАВА XI. Слезы повелителя драконов

Некогда величественный, чарующий эльфийский город Элисанте превратился в руину.  Война приносит только лишь несчастье, смерть и разрушение. И, к сожалению, окончание этой войны, окончание этой битвы еще не означает, что наступит мир.
Совершенно не ясно, сколько времени прошло с окончания битвы. С одной стороны поле битвы было устлано телами погибших воинов – эльфов, друидов и людей. Всех их, несмотря, на чьей стороне они боролись, следует похоронить с должным почтением. С другой стороны - выжившие собирались группками. Владыка Анарендил уже давал указания, он приказал одним воинам увести пленных в темницы. Другие воины разобрали валуны и обломки рухнувшей стены, третьи оттаскивали тела погибших собратьев. Он продолжал отдавать приказы, когда Нариэль, оторвавшись от Теона, подбежала к отцу и крепко обняла его.
- Нариэль, моя дорогая! – Анарендил еле сдерживал слезы. – Ты жива! О, спасибо, спасибо, что уберег ее. Спасибо за все! – последние слова были адресованы подошедшему Теону.
- О, кто кого еще уберег! Это Нариэль спасла мою жизнь.
Эльфийка взяла Теона за руку. Анарендил, правильно понял этот жест, но было не время учить дочь уму-разуму или рассказывать Теону о том, что с ним произойдет, если он обидит дочь владыки эльфов.
Они победили армию Деатериса и Вариса, но не испытывали радости. Слишком большую цену заплатили эльфы и друиды за эту победу. Слишком многими жизнями расплатились.
В тот самый момент, когда трое эльфов выполняли приказ своего владыки, разбирали валуны и обломки стены, они обнаружили прячущегося за обломками Касса.
- Эй! Тут еще один! – прокричал один из эльфов.
- Gayaer(трус)! – воскликнул второй по-эльфийски.
- Ведите его в темницу к остальным, – скомандовал Анарендил.
Касс весь трясся от страха и испуганными, щенячьими глазами искал Теона в толпе. Теон сам подбежал к парню, кивнул эльфам, и те остановились.
- Касс, я обещал тебе помочь! Доверься мне, тебя отведут к другим людям из армии Деатериса. Я позабочусь о том, чтобы с тобой ничего не произошло.
- В который раз я доверяю тебе свою жизнь. – Касс улыбнулся, ему стало легче от слов Теона.
За всеми событиями Теон даже не заметил, что уже давным-давно было утро. Битва длилась всю ночь. После выполнения важных поручений всем было разрешено уйти в свои покои или дома. Если, конечно, они не были разрушены, для ночлега. Повезло жителям замка, он не пострадал. А вот жителям города повезло меньше, некоторые дома были полностью уничтожены. На их перестройку требовалось время, и всем жителям таких домов предоставлялось место в замке.  Отдыхать разрешили до заката.
На закате совершили похороны. Местом ритуального прощания была река, что течет почти через весь Валтеросс и вытекает в Бескрайнее море (так его называли в народе).  На воду спустили около сотни лодок с телами погибших воинов.  Множество лучников по команде подняли вверх свои луки и натянули тетиву. Их стрелы горели огнем. Еще одна команда, и стрелы полетели в небо. Несколько минут все стояли, неотрывно глядя вдаль. Кто-то провожал погибших родственников, кто-то друзей, а Теон грустным взглядом провожал  всех погибших за него воинов в лучший мир…
Вечером был устроен пир в честь погибших и в честь победы, как это часто бывает. Но Теону не очень хотелось участвовать в нем. Он побыл в зале должное время, а потом отправился к себе в комнату. Уйдя в свои мысли, и совершенно потеряв счет времени, Теон даже не заметил, как к нему вошла Нариэль. Он удивленно посмотрел на эльфийку.
- Я стучалась, три раза. Ты ушел, я еле выбралась из зала, чтобы узнать, что с тобой.
- Прости, мне надо было побыть одному, – Теон продолжал сидеть на кровати и старался не смотреть на девушку.
Нариэль подошла к нему, села рядом и слегка притронулась к плечу.
- Что тебя тревожит? Поделись со мной.
- Тебе не стоит беспокоиться обо мне.
Эти слова задели Нариэль и даже разозлили.
- Как ты можешь так говорить, зачем ты такое говоришь?! – она резко убрала руку с плеча парня. – Я именно та кто должна беспокоится о тебе, или ты хочешь сказать, что все то, что произошло, - она слегка замялась, - твой поцелуй, это было просто так?!
Теперь уже Теон понял, насколько глупо было сказать такое Нариэль. Она не могла представить себе, насколько дорога ему. Он действительно влюбился в неё, ещё тогда, в снах, её прекрасный голос зачаровал юношу. А потом, когда они познакомились лично, когда он узнал ее поближе…! О да! Они теперь навечно связаны друг с другом.
Он повернулся к Нариэль и взял ее лицо в свои ладони.
- Ты - всё для меня, ты - мой мир, мое счастье, моя жизнь. Я люблю тебя, всем сердцем люблю. Я хочу вечно быть с тобой, хочу никогда не разлучаться. Я бы не пережил, если бы ты погибла. Но ты бы не погибла, я бы спас тебя, любым путем, ценой своей жизнь, все равно. Главное, чтобы ты была жива. Главное…
Его тираду прервали нежные губы Нариэль, которые легко прикоснулись к его губам. Сначала этот поцелуй был легким, потом сила и страсть стали нарастать. И, внезапно, они уже лежали на кровати и страстно целовались. Дальше поцелуя этот момент не дошел. Теон аккуратно прервал его.
- Нам не стоит так торопиться. И твой отец явно дал понять, что он не особо одобряет наши отношения.
- Не важно, что считает мой отец, я смогу переубедить его. Важно, что думаешь ты!
- Я люблю тебя, Нариэль. И все будет, но не так сразу, – он нежно и легко поцеловал эльфийку.
Нариэль легла рядом, обняв его руками. Они пролежали так пол ночи, просто болтая и разговаривая обо всем, о чем только можно. Перед самым сном Нариэль все же решилась спросить:
- Ты поделишься со мной тем, что тебя тревожит?
Теон еще секунду помолчал, будто уйдя в свои мысли.
- Я хочу поехать в свою деревню, к родным.
- О нет, нет, нет! Ты опять за свое… Мне казалось, что мы обсуждали это. Мне казалось, что ты поверил в себя, в свою силу повелителя драконов. Но ты все равно настаиваешь на своем. Ты хочешь бросить всех нас, бросить меня? – эльфийка испуганно посмотрела на юношу.
- О нет, теперь я никогда не брошу тебя! И, я действительно верю тебе и твоему отцу. Битва многое показала мне. Но все же они моя семья, мои родные. Я хочу вернуться к ним и с разрешения твоего отца привезти их сюда в Элисанте, под опеку эльфов.
- Я рада это слышать. Я уже успела испугаться, что все это лишь только сон. Если тебе нужна моя помощь в разговоре с отцом насчёт твоего плана, то я всегда готова и рада помочь. – Нариэль улыбнулась.
Такой ответ вполне устраивал Теона, неужели он действительно сможет увидеть маму, Сэма и Мегги?!
Теон и Нариэль проснулись утром в объятиях друг друга. Эльфийка встала первой и вышла на балкон полюбоваться рассветом. Розоватое небо от восходящего красного солнца расстилалось над головой. С балкона был виден весь Элисанте, по улочкам уже бегали туда-сюда эльфы по своим делам. Битва закончилась и пора возвращаться делам: отстраивать заново улочки и дома, возвращать чарующему эльфийскому городу былую красоту. Юноша тихо подошел сзади и обнял Нариэль. Совсем недолго они любовались пейзажем, так как в дверь постучали.
- Vojitey(Войдите) – сказала Нариэль по-эльфийски.
- Ты должна научить меня вашему языку! – воскликнул Теон.
Вошла эльфийка – служанка и слегка удивилась, увидев Нариэль в покоях повелителя драконов.
- Прошу прощения, моя госпожа, – она склонила голову. – Мне было велено позвать повелителя драконов к владыке Анарендилу.
- Передай моему отцу, что мы прибудем с минуты на минуту.
Теон и Нариэль привели себя в порядок и спустились к владыке эльфов.
- Приветствую вас! – Теон поклонился.
Нариэль подошла к отцу и поцеловала его в щеку.
- Я рад видеть тебя, дочь моя, но ведь я звал только Теона.
- Я была у Теона, когда пришла служанка, решила, что ты не будешь против, если и я приду к тебе.  Тем более мы хотели поговорить с тобой кое о чем.
- А это уже интереснее. Что же вы хотели? – Анарендил внимательно посмотрел на юношу и свою дочь.
- Я бы хотел…, - начал было Теон, но Нариэль его перебила.
- Теон хочет отправиться к своей семье! Он хочет забрать ее сюда.
- Я бы хотел попросить вашего разрешения, чтобы моя мать, брат и сестра могли переехать в Элисанте для безопасности, – добавил от себя Теон.
- Это…хм… я должен обдумать, – владыка слегка замялся.
- Папа! – Нариэль очень внимательно взглянула в глаза к отцу.
- Да, если великий повелитель драконов все же поверил в себя, желает победить зло и отвоевать Валтеросс, то я не смею противиться его воле. Вы можете привезти свою семью сюда.
- Огромное спасибо, я так благодарен, – эмоции переполняли Теона.
- Когда выезжаем? – поинтересовалась Нариэль у радостного юноши.
- С этим придется повременить.
- Что, отец?
- Война только закончилась, люди Деатериса еще рыщут по лесам, я не хочу рисковать вами! Стоит выждать пару дней, и тогда возьмёте воинов и отправитесь!
- Нам не нужна целая армия, отец, хватит двух эльфов–воинов.
- Спасибо, еще раз спасибо! – воскликнул Теон.
Они уже собрались было уходить, как юноша вспомнил, что владыка эльфов звал его не просто так.
- Вы ведь что-то хотели?
- О да, но как я понимаю, этот вопрос решен. Я должен был поговорить с тобой насчет тебя и того, кем ты являешься. Но как вижу, ты сам понял или моя дочь смогла переубедить тебя в том, что ты - важное звено в цепи всех этих событий.
- Я стану тем, кем вы хотите меня видеть! Ради Валтеросса.
Анарендил улыбнулся и позволил дочери с ее возлюбленным покинуть зал, но прежде Теон задал еще один волнующий его вопрос.
- Что будет с пленниками? Воинами Деатериса, которых мы взяли в плен?
- Я думал над этим, над ними должен свершиться суд, они должны ответить за свои действия.
- Но ведь многие из них не виноваты, они были под заклятием, черной магией. Стоит ли казнить их за то, что не смогли противостоять колдуну? Там есть мои друзья, люди, с которыми я попал на службу к Деатерису, ведь именно там мы и встретились с Нариэль.
- Я не желаю казнить их, но если они воспротивятся моим словам, если будут отстаивать правоту Деатериса, даже теперь, когда заклятие спало. Я не смогу ничего поделать.
- Знайте, я выступлю в их защиту!
С этими словами Тон развернулся и ушел.
Итак, через два дня Теон вновь увидится со своей семьей. В полдень будет суд, и он спасет друзей. А теперь пора позаботиться и о себе. Пока Нариэль собирается в дорогу, Теон один шагает вверх по знакомым ступеням в храм – святилище эльфов. С сожалением юноша вспоминает, как недавно с ужасом выбегал из этого таинственного здания. А теперь он хочет зайти сюда с гордо поднятой головой. Посреди зала так и стоит не затронутый битвой постамент с драконьим яйцом. Теон подошел к нему и уже без страха приложил руку к твердой скорлупе.
- Привет, – как будто к уже родившемуся дракончику обратился Теон. – Знаешь, а ведь я начинаю верить! Это сложно, но последние события…, они глубоко запали в мою душу. И вся та легенда о моем отце, матери. Я верю и поверю еще больше, когда ты родишься! Я сделаю все для этого. Я обещаю приходить к тебе почти каждый день. Мы ведь одно целое? Так говорится в легенде. Дракон и его повелитель – одно целое.
На долю секунды Теону показалось, будто внутри скорлупы зашевелилось тельце. Или как будто маленький дракончик покивал своей головой в знак согласия.
Когда Теон вышел из святилища, то увидел Нариэль.
- Ты долго там был, но я не хотела тебе мешать, решила дождаться снаружи. Скоро начнется суд.
- Нариэль, ты ведь согласна, что эти люди не заслуживают смерти? Они, как я. Мы всю жизнь живем бедно, боимся короля, а когда парней или мужчин забирают к нему в армию, то есть лишь два выбора: убить себя или умереть в бою. Да, есть те, которые с радостью ведут бой за Деатериса, такие, как Генз, например, но многие - лишь несчастные крестьяне из которых решили сделать воинов.
- Я знаю, Теон, и я согласна с тобой! И верю, что ты сможешь защитить своих друзей. Ведь это ты! Ты не оставишь не виновных в беде!
Быстрым шагом они отправились в зал суда. Там уже собралось много народа: эльфы толпились, оставляя пространство перед троном владыки Анарендила, трон пустовал.  Теон и Нариэль зашли в зал и стали около трона по одну сторону. Зашёл Анарендил - все притихли. Он не сел на трон, а стоя перед всем народом сказал:
- Приветствую вас! – он кивнул всем находящимся в зале, отдельно кивнув Теону и Нариэль и своим советникам, как почетным эльфам. – Мы собрались здесь, чтобы свершить суд, над воинами Деатериса, которые крушили наш город и убивали наших собратьев.
Эльфы молча стояли, слушая своего владыку. Теон подумал о том, что если бы люди судили какого-либо эльфа. То народ кричал бы: «Смерть, смерть, остроухому чудовищу!» Но эльфийский народ был не такой; они были сдержаны и благоразумны, несмотря на то, что многие из них потеряли своих мужей, сыновей или жен (эльфийские женщины по желанию могли принимать участие в бою).
- Введите пленников!
Двери в зал открылись и эльфийские стражники ввели семерых мужчин. Двоих из них Теон знал на все сто процентов – Касс и Олден, его старые знакомые. Вместе с Теоном их выбрали «добровольцами» для поимки загадочного преступника, которым оказалась Нариэль. Еще некоторых из стоявших на коленях перед Анарендилом солдат Теон встречал в Херенхоле.
- Вам дается право сказать слово в свою защиту, прежде чем будет вынесен приговор. Ответьте лишь на один вопрос: желаете ли вы зла моему эльфийскому народу? – произнес Анарендил.
Мужчины молчали, на их лицах читались усталость и страх. Они не знали, что ответить, их тренировали как воинов Деатериса, и учили любви и преданности своему королю. Они не любили его, они его боялись.  Теон внимательно заглянул в глаза Олдена, когда они встретились взглядами. Получилось или нет, но юноша пытался передать немое послание о том, что чтобы они ни думали, им нужно защитить себя.
- Все мы простые люди, нас всех забрали на службу к королю. Забрали от жен и детей, от работы, дома. Нас учили искусству боя, мы должны были стать лучшими солдатами армии Деатериса. Но мы были лишь куклами в его играх и планах. Многие люди не верят в существование эльфов, не верят во все легенды о прошлом. Однако я верю и я помню. Нам внушали, что эльфы - зло. Что вам нельзя доверять. А если бы мы воспротивились воле короля, то заплатили бы своей жизнью и жизнью близких людей. Такие законы у короля. – это говорил Олден, он замолчал, потому что не знал, что еще добавить.
Теон одобрительно кивнул. Остальные, стоявшие на коленях воины закивали, подтверждая слова своего побратима.
- Это все, что вы хотите сказать в свою защиту? – спросил Анарендил.
И поскольку не было продолжения речи, началось её бурное обсуждение среди советников владыки. Теон не стал ничего говорить, ему показалось, что слова Олдена были очень убедительными и действительно звучали от всего сердца. Но тот приговор, который Теон услышал, ему не понравился.
- Ваши слова звучали искренне и достоверно. Мы обсудили и вынесли решение. Мы не можем досконально верить в то, что вы не лжёте нам. Нет гарантий, что вы не вернётесь в армию Деатериса и не выступите в следующем бою против нас. Вас ожидает смертная казнь!
Ужас, смятение и шок! Вот что испытал Теон в тот момент. И вот он уже стоит перед владыкой и советом:
- Я - последний повелитель драконов! Я выступаю в защиту этих людей!
Эльф, выносивший приговор, хотел было что-то сказать, но владыка Анарендил дал ему знак замолчать.
- Я выслушаю тебя, Теон.
- Вам не следует казнить их! Эти люди не заслужили такой смерти! Они все верно сказали о том, чем угрожают простым крестьянам. И хочу напомнить о том, что эти люди находились под чарами колдуна Вариса. Ведь сами эльфы определили, что люди были околдованы. Их околдовали, чтобы они не противились воле короля. Их околдовали и сделали марионетками, без чувств и собственных мыслей. Их использовали как пушечное мясо. Не обученных досконально, с плохим оружием в руках. На верную гибель! Этим семерым повезло! Они выжили и я, Теон Мармон, ручаюсь, что они не отправятся обратно на службу к королю. Они отправятся к семьям, к женам и детям. И будут помнить всю жизнь, ваше милосердие. Они выжили, эльфы дали им жизнь. Значит, они не такие, как о них говорят. Они разумные, сострадательные и понимающие.
- Если бы не та ситуация, которая сложилась у нас. Если бы не война! Мы бы оставили их в живых, но это слишком рискованно. Мы хотим уберечь и наш народ и вас, о, повелитель драконов.
- Не нужно меня оберегать, это я здесь для того, чтобы помочь всем нам и людям в том числе. Подумайте, несмотря на эту ситуацию, несмотря на войну, эти люди заслуживают жить в той стране, которую я смогу построить. И, возможно, они даже помогут нам в этом!
В зале повисла гробовая тишина, ни шёпота, ни звука дыхания. Все с изумлением смотрели на Теона. Первым заговорил Анарендил:
- Я отпускаю их, – твёрдо заверил эльф. – Они должны жить, мы должны показать людям пример доброты и уважения одной расы к другой. Пусть идут.
Эльфы-стражи освободили изумлённых воинов и те встали на ноги. Первым жест благодарности сделал Касс. Он поклонился владыке Анарендилу:
- Благодарим вас за ваше милосердие!
А потом он резко дернулся вперед, подбежал к Теону и сначала протянул руку, а потом просто по-дружески, обнял товарища. Теон в свою очередь похлопал его по плечу.
- Спасибо, я счастлив, что познакомился с тобой! Я счастлив, что у меня появился такой друг. И я счастлив, что мой друг – повелитель драконов. Ты лучший, кто может справиться с тяжелой задачей по возвращению мира в нашу страну. Ты единственный кто потянет это бремя на своих плечах! Я верю в тебя, Теон. И ты не один, все кто здесь, - друиды, эльфы и мы, люди, лично я - мы за тебя!
Теон увидел, как мелкие слезы скатились из глаз Касса. Слезы искреннего счастья.
- Спасибо, за эту веру и эти слова, – ответил Теон.
Прочие воины так же отблагодарили чудный эльфийский народ за их понимание и доброту. Олден перекинулся парочкой слов о том, куда он направится, что намерен делать, вернувшись в деревню, и сказал, что Теон может просить его о помощи в любую минуту.
Проводив несчастных людей в путь, дав им провизию и коней, эльфы пошли дальше по своим делам. Остаток дня Теон провёл с Нариэль, она даже начала учить его некоторым простым фразам по-эльфийски. Им было очень хорошо вдвоем – приятно и легко.
На следующий день эльфы провожали друидов. Их участие в этой битве невозможно забыть. Они были незаменимы, особенно в битве со скелетами. Теон, наконец, узнал имя самого старого друида и даже расспросил Нариэль о нем. Его звали Сенхан. Он самый старый и мудрый друид из всех живущих.  Все друиды относятся к нему с трепетным уважением, и он является их вожаком. Сенхану присуща слава пророка. Он может предрекать судьбу. К его советам стоит прислушиваться, ведь он владеет огромным знанием. И, как оказалось, он был давним старым другом владыки Анарендила. Когда было провожание друидов, два мудреца даже обнялись, похлопывая друг друга по плечам. Кроме того о чем – то договорились.
Теон смотрел вслед уходящим друидам. «Удивительные всё же люди», -подумал тот.
Но третий день был самым важным для Теона. Вот он настал, тот день триумфа. Теон ехал домой. Ему казалось, что время тянулось ужасно долго. Их сборы с утра, подготовка провизии, лошадей. Ехать пришлось бы сутки, на следующее утро они должны были быть в его деревне. Так что выехали пораньше, чтобы не терять времени. Их было четверо: Нариэль, Теон и два брата - Элар и Элатан. Они были очень похожи. Эльфам-братьям было поручено прикрывать спины повелителя драконов и эльфийской принцессы. Особенно выделялась Нариэль, со своими огненными волосами - она ехала на белоснежной лошади, единственная из всех. Это был необычный контраст.
На ночь они нашли уютную поляну, привязали коней и легли спать. Ночевать в лесу ещё было опасно, ведь битва только недавно закончилась, люди Деатериса где-то поблизости. Ночное дежурство разделили. Первым дозорным был Элар. Вторым дежурил Теон, а остаток ночи он сладко проспал в мечтаниях о встрече с семьёй. Его разбудила Нариэль нежным поцелуем в щеку.
- Вставай, осталось совсем недолго. Дома отдохнешь, – улыбнулась она.
В минуты ожидания чего-либо ты понимаешь, насколько медленно тянется время. Теону казалось, будто они скачут вечность. И вот лес закончился, показалась его родная деревушка. Однако ее вид ошеломил всадников…
Земля была обуглена от недавнего пожара, многие дома были наполовину сгоревшими или разломанными. Теон в ужасе проскакал на коне до центральной площади.  Кто-то из людей с несчастными лицами просто сидел на земле. Многие другие работали, переносили камни, ремонтировали дома. Теон заметил знакомое родное лицо, соскочил с коня и понесся к другу.
-  Персиваль! Перси! – отчаянный крик вырвался из груди юноши.
Полный юноша обернулся и в шоке выронил из рук лопату. Парни бросились навстречу друг к другу. Но самые настоящие братские объятия длились не долго.
- Перси, что произошло? – Теон не мог подобрать слов.
В этот момент к ним подошла Нариэль с эльфами. Люди издали разглядывали дивный народец с их выразительной внешностью, но не решались подойти. Персиваль тоже был удивлен приезду эльфов, он впервые увидел их на самом деле, и эта встреча была для него полной неожиданностью. Разволнованный парень не стал зацикливаться на этом и перешёл к сбивчивому рассказу:
- Это произошло вчера. Они напали вечером, все были в своих домах. Никто не ожидал. Они заходили в каждый дом, искали что-то или как оказалось потом, кого-то. Люди пострадали, солдаты короля вели себя жестоко. Они, я… Мне очень жаль, Теон.
- Кого? Кого они искали?
- Они сказали, что ищут юношу – повелителя драконов. Все были в ужасе. Слышать такое. А потом они назвали твое имя. Я не знаю, кто-то проговорился, всем угрожали. Они показали твой дом в надежде, что их не тронут..., но бессмысленно. Перед уходом они подожгли деревню. Мы спасли все, что могли.
Но последних слов Теон уже не слышал. Он несся в конец деревни к своему дому. Нариэль бросилась за ним, следом - эльфы и неуклюжий Персиваль. Дом Теона был разрушен.
- Мегги! – первое, что прокричал Теон, было имя сестры, а потом он ворвался в дом.
Там все было еще хуже, чем снаружи. Стол перевернут, осколки от ваз и чашек, всё разбросано, на полу были капли крови.
«О нет, нет, нет, нет… они ранили их. Они убили их?», - страшные мысли не покидали парня.  И когда Персиваль вбежал за ним в дом, Теон накинулся на друга:
- Где! Где они? – он схватил Персиваля за грудки и начал трясти его.
Бедняга не мог сказать ни слова.
- Теон! – прокричала Нариэль. – Теон, отпусти его, посмотри на меня, успокойся! – Когда юноша отпустил Персиваля, она развернула его лицом к себе.
Секунду они смотрели друг другу в глаза. А потом Теон упал на колени и схватился за голову.
- Где они? – прошептал он.
Персиваль перевел дух, посмотрел на Нариэль. Та подбодрила его кивком.
- Я не видел, что происходило внутри, правда. Прости меня, друг. Мой дом тоже обыскали. Когда я сообразил, было уже поздно. Они забрали их. Мегги и Сэма. Схватили и увезли. Мне так жаль, так жаль.
- А мама? Где моя мама? – слезы ручьем текли из глаз Теона, и он не мог взять себя в руки. – Что с моей мамой?
- Они ранили ее и оставили. Она сейчас у нас дома, моя мать ухаживает за ней.
Весть о том, что матушка жива, возвратила Теону чувство жизни. Через минуту он уже мчался к дому друга. Перед самой дверью его все же остановил Персиваль:
- Теон, она в очень плохом состоянии, прости.
- Она жива, я должен, мне надо с ней поговорить!
И он открыл дверь. Дом Персиваля внутри ничем не отличался от дома Теона. Все было разбросано, видно, что королевские солдаты «постарались». Тут еще не успели прибраться. Из комнаты на него смотрели родители Персиваля.
- Где она? – стараясь держать себя в руках, и не кричать спросил Теон. – Я должен увидеть ее.
 - Она там, – прошептала мать Перси, кивнув в сторону другой комнаты.
Теон отодвинул штору, которая заменяла дверь. На кровати он увидел Кэтрин, свою маму. Её лицо было худым и бледным, глаза плотно закрыты. На забинтованном животе, где одеяло слегка спустилось вниз, виднелось кровавое пятно. Теон взял мамину руку и погладил. О, ее руки были холодными, как лёд.  Вслед за Теоном зашли Перси, Нариэль, мама Перси. Отец друга и два эльфа остались стоять в проходе, так как комнатка была очень маленькой.
- Как она? – поинтересовался Теон.
Но не успел он услышать ответ, как его мама прошептала:
 - Теон…, - ее веки затрепетали и глаза медленно открылась. – Ты, правда, здесь? Я думала, ты снишься мне, – она приподняла руку и погладила своего сына по щеке.
Теон не мог сказать ни слова. Это было слишком трудно. Мама чуть громче, но все так же слабо продолжила:
- Я пыталась их защитить, но они забрали их. Мои детки, мои милые, – она отсутствующим взглядом посмотрела на стену, а потом продолжила. – Теон, я умираю и…
- Нет, мама, нет, ты не умрешь…
- Теон, мальчик мой, ты должен выслушать меня. Когда они пришли, когда я поняла, что они ищут тебя, когда…, - её речь была еле слышна. -  Ты должен узнать правду. Я должна рассказать тебе все Теон, - и она начала. – Когда-то очень давно к нам в дом пришла женщина с ребенком на руках. Она умоляла нас забрать его, спрятать, сказать, что это наш сын, иначе королевские солдаты убьют его. Я так долго хотела ребенка, но Бог не давал нам сына. И тут появилась эта женщина. Она была в отчаянии, и мы не могли отказать. Мы взяли мальчика. Его мать, стоя на коленях, благодарила нас, а потом ушла. Теон, ты был этим мальчиком…
Несмотря на то, что Теон уже знал всю правду, знал о своей жизни, слышать это из уст матери было очень больно. Тем более, когда кроме него всю эту историю слышат Сэм и его родители, для которых одно только присутствие эльфов вселяет страх.
- Только потом до нас дошла весть обо всех тех ужасах, о смерти повелителя драконов. О том, что Деатерис завоевал Херенхол. Мы поняли, кто ты, Тео, но мы не раскрыли этого секрета, мы уберегли тебя. Потом родились Мегги, Сэм. Но ты, Теон, ты всегда был родным для нас. Я никогда не жалела, что ты мой сын. Я любила тебя, как родного. Нет, ты и был родным. Я люблю тебя, сынок.
- Я тоже люблю тебя, мама, - Теон наклонился и поцеловал ее в щеку. – Ты моя родная мама, та, которая вырастила меня.
Но все эти слова Кэтрин уже не слышала. Она медленно закрыла глаза.
- Мама! – воскликнул Теон.
Она умерла. Юноша упал на колени перед кроватью, держа ледяную руку своей матери. Больше он не мог сдерживать слезы. За его спиной были слышны тихие всхлипывания присутствующих.
Очень долго парень просидел около холодного тела своей матери, он плакал, сквозь слезы говорил ей о своей любви. Через некоторое время, может несколько часов, к нему подошел Персиваль.
- Теон, все готово, – сказал тот, дотронувшись до плеча друга.
Пока Теон сидел около матери, жители деревни, Персиваль и эльфы подготовили все для похорон. По обычаю все жители деревни собирались у поминального костра - деревушка была небольшая, все друг друга знали. Люди мысленно желали усопшему дороги в лучший мир. То же самое должно было произойти и сейчас.
Тело Кэтрин перенесли на деревянный постамент, почли минутой молчания, а потом постамент вспыхнул ярко- красным огнем. Люди плакали, шептали молитвы, потом стали тихо расходится. Остались близкие друзья и эльфы. Позже и они ушли. А Теон все стоял и смотрел на пылающий костер. Дольше всех оставались Персиваль и Нариэль. Персиваль еще раз обнял друга и положил руку на плечо. Теон кивнул в знак благодарности. Последней ушла Нариэль, перед этим она без слов подошла к любимому и обняла его. Так они простояли секунду, а потом Нариэль все же ушла, решив дать Теону побыть одному в своих мыслях.
Юноша все стоял и стоял. Он был не в силах сдерживать переполнявшие его эмоции.
- Я обещаю тебе, мама, я обещаю, что я найду Деатериса, я спасу Сема и Мегги! Я убью его!
И внезапно Теон упал на колени, сжав руки в кулаки, и закричал в небо нечеловеческим голосом…
От сильнейшего нервного потрясения Теон был на грани нервного срыва. Он хотел немедленно (на ночь глядя) начать поиски и спасение брата и сестры. Лишь Нариэль удалось его немного успокоить и уложить спать. Ночью Элар и Элатан собрали в дорогу необходимые вещи и провизию, подготовили к дальней дороге лошадей.
Утром Теон всё ещё находился в подавленном настроении, поэтому Нариэль не отходила от него ни на минуту. Когда все были готовы отправиться в Элисанте, к ним прибежал неуклюжий Персиваль. Он вёл за собой коня и нёс какой-то мешок.
- Я еду с вами!  - сказал Перси.
- Что? Конечно же, нет! – Теон вдруг очнулся от своих печальных мыслей.
- Я все решил, и ты меня не заставишь остаться. Я поеду за вами. И неважно, что ты этого не хочешь. Я объяснил все отцу и матери. Я не буду сидеть сложа руки, когда в нашем мире такое творится. Эльфы, драконы, колдуны! Ну, уж нет! И вообще, ты мой друг, Теон, а друзья всегда помогают в беде! – его речь уже не была такой бессвязной, как прежде, он говорил увереннее.
Теону не мог возражать. С одной стороны он хотел, чтоб Перси остался в деревне и не вмешивался в его дела, а с дугой стороны, они ведь всегда все делали вместе. Лучшие друзья для того и нужны, чтобы поддерживать друг друга! Тем более, как оказалось, в деревне теперь небезопасно и лучше, чтоб Перси был рядом, а Теон мог его защитить. Так будет лучше, чем глупо верить в то, что друг останется дома, далеко от войны, и все хорошо, когда на самом деле…

- Ты готов? Поехали!

Постоянные читатели