Google+

ГЛАВА 7

Эбигейл
Я стояла перед зеркалом в своей комнате и не узнавала девочку в отражении. Плечи осунулись, волосы были спутаны, румянец на щеках исчез, а глаза стали невероятно грустными. Что стало с той милой отличницей, веселой подругой, понимающей дочерью? Что с ней сделала война? Да, может, я и отпустила те чувства, которые не давали мне вздохнуть. Отпустила груз сердца. Но тоска осталась, любовь к родителям никуда не делась. Появилось лишь глупое ощущение, будто я могу вернуть все назад или исправить. Будто может произойти в этой жизни чудо, и родители окажутся живы. Люди часто смеются, когда узнают, что человек верит в Деда Мороза или Бога. Лучше бы я верила в Деда Мороза, чем в возможность чудесного оживления родителей. Их нет, и ничего от них у меня не осталось, лишь любовь в сердце рядом с пустым местом.
Я стояла и смотрела на эту странную девушку. Люди становятся взрослее из-за определённых событий в жизни. Хм, война – чем тебе не событие? Больше нет той девочки, начинается новая жизнь, пора заполнять пробелы.
Я завязала волосы в тугой хвост, ведь в работе на кухне есть определённые правила. Мне выдали специальный серый комбинезон и шапочку для волос. Да уж..., должность помощника на кухне далеко не та, кем я хотела бы работать. Я уже много лет посвятила учёбе и науке. Хотела стать хирургом, а по совместительству, учёным в лаборатории отделения генной инженерии. Ещё в девятом классе я заинтересовалась генетикой. Даже написала собственную теоретическую работу о лекарстве от всех болезней. За работу я получила бюджетное место в медицинском университете и повышенную стипендию. Так что ещё с девятого класса я определилась, куда буду поступать. На самом деле, я считала, что это чисто научная работа школьного уровня, но, как оказалось, я пыталась придумать нечто гениальное. Правда была не передовиком в этом направлении науки, а опиралась на идеи в работах великих учёных. Дело в том, что в том году моя бабушка умерла от рака, и я никак не могла понять: мы живем в век новых технологий, а лекарство от болезни придумать не можем. Люди умирают от болезни, а компания Apple выпускает очередной айфон. Мне казалось это странным.
А сейчас странно то, что я одетая, как уборщица, спускаюсь на кухню, чтобы приступить к своим новым обязанностям. На кухне меня ждала мисс Альберта. Странное имя для женщины. Альберта была женщиной в возрасте пятидесяти лет, довольно полной, с красными, разгоряченными из-за печи щеками и сильными, неестественно крупными для женщины кистями рук.
- Привет, милочка, - как-то грубо сказала Альберта. – Давай, неси вон т те тарелки, - она показала пальцем в сторону горы посуды.
Я в недоумении глядела на неё, и только собиралась поздороваться, как она неожиданно затараторила:
- Ну чего стоишь- то? Время, время идёт, ну же. Эбигейл –так тебя зовут? Полковник Харрисон меня предупредил. Ты моя новая помощница. Я очень рада знакомству, но через полчаса шесть рот нагрянет в столовую после тренировки, и еда должна уже быть готова!
- Здравствуйте, - озадаченно улыбнулась я.
Я подошла к столу. В каждой роте было по двадцать ребят, рот шесть, а значит тарелок нужно не меньше ста двадцати. И столько же потом придётся мыть!
Я стала подавать Альберте тарелки, а она наливала туда овсянку. Когда первый поднос закончился, она поставила его на доску раздачи и сказала:
- Всё остальное буду наливать после прихода парней, если что, поможешь организовать ещё один поднос.
- С которого часа утра вы начинаете варить? – я же подошла к семи.
- На такую-то ораву, так с шести и варю, деточка. Вот те фрукты разложи туда и вот компот: его нужно налить в стаканчики, которые в том шкафу, поставить на поднос, а потом расставить по столам. За каждым столом по шесть человек, но, если не будет хватать, будешь доносить, - вновь завалила меня заданиями повариха.
Сначала мне было не понятно, где находится «тот» шкаф, и какие именно «вон те» стаканы. Но я быстро поняла, что Альберта меня проверяла. Когда я налила весь компот, по меньшей мере, в сотню стаканов и понесла первый поднос, Альберта стала передо мной и наконец улыбнулась:
- Рада новой помощнице, Эбигейл. Хорошо, что ты завязала волосы. И быстро схватываешь всё на лету, да и вообще не жалуешься. А то предыдущая–то девочка ничего не могла сделать, на всё жаловалась. Лишь бы к своему солдатику поближе быть, а мне тут настоящая помощь нужна, я тут работу делаю, кормлю всех.
Первое впечатление часто обманчиво. Альберта оказалась очень добродушной женщиной, просто у неё много работы и ей как-то надо справляться. Я думаю, мы с ней сработаемся.
Дверь в столовую распахнулась, и зал заполнился громкими мужскими голосами. Кто-то смеялся, кто-то рассказывал историю, шутил. Все такие разные, но связанные одной целью. Даже не знаю, наверное, я бы не смогла уехать от семьи на целых шесть лет, чтобы учиться... эм… воевать. Конечно, многие из них станут выдающимися солдатами. Возможно, ближайшее время покажет.
Я взяла поднос и стала разносить компот пришедшим парням. Они так странно на меня смотрели, будто вообще впервые в жизни увидели девушку. Тем более, не могу сказать, что я имела особо привлекательный вид в этом комбинезоне и шапочке. Однако эти пристальные взгляды меня смущали. Я знала лишь парней из шестой роты, друзей Марка, все остальные были мне не знакомы, и я их сторонилась. Я подошла к очередному столику и расставила там последние шесть стаканов с подноса. Взяв поднос одной рукой, я собралась уйти, когда один из солдат, сидящий с краю, окликнул меня:
- Эй, считать умеешь? Я, конечно, понимаю – новенькая. Вообще-то, нас здесь семеро.
-  Хорошо, я сейчас принесу, - вежливо ответила я, ведь мне не нужны проблемы в первый рабочий день. Мне, вообще, больше не нужны проблемы.
Я развернулась, но парень настойчиво продолжал говорить, при этом удерживая меня за край комбинезона.
- Ответ не правильный, сладенькая, где же твоё «извините»? – чему-то ухмылялся этот гадкий студент.
Белобрысый, совсем неприятный, с ехидной улыбкой, и выглядевший явно моложе Марка и его друзей.
- Отпусти, - жёстко сказала я.
Он не отпускал и продолжал говорить всякие едкие вещи, вроде, что такая девочка забыла в училище для мальчиков. Было неприятно, но это не так страшно и опасно, как история с водителем. Пережила то, и подколки всяких студентов смогу. Я смотрела в одну точку на столе и терпеливо ждала, когда он отпустит меня. Я прекрасно понимала, что все уже с интересом наблюдают за этой сценой. Друг, я почувствовала тёплую руку на своём плече.
- Эй, она попросила тебя отпустить!
- Оу… Ястреб! -  испуганно воскликнул белобрысый и убрал руку. – Сказала бы, что ты здесь не одна, - обратился он ко мне.
Я не совсем понимала, что произошло, я взглянула на Марка, но он даже не смотрел на меня. Его взгляд был полон злобы. Я его таким никогда не видела прежде, для меня он был воплощением добра, спаситель, помощник. По его взгляду я поняла, что сейчас что-то будет и видимо не я одна, когда Джордан, Умник и Громила побежали в нашу сторону. Марк взял бедного юношу за ухо и слегка приподнял, тот скривился.
- Ещё раз ты или кто-то из дружков твоих, малолетних идиотов, захочет пристать к ней, я вас найду, и хорошо вам точно не будет, - стал угрожать Марк. – Если узнаю, что ты её ещё пальцем тронул, я этот палец тебе…
- Стоп, Марк, остынь дружище, брось! – Джордан стал прыгать вокруг друга, пытаясь его угомонить.
Громила просто стоял рядом, чтобы дружки белобрысого не бросились его защищать. Но они и не пытались, всех испугал устрашающий вид сплошных мышц  Громилы.  
- Эй, дружище, отпусти мальчишку, ну, сглупил, с кем не бывает, - Джордан уже не смеялся, он обеими руками взял Марка за предплечья. Белобрысый, наконец, сел на стул и тяжело вздохнул.
Я стояла в стороне и понимала, что всё это из-за меня, но я не просила. И Марк был взвинчен. Я его не узнавала. Посмотрев в сторону стола, где обычно сидела компания шестой роты, я увидела там малышку Лили, девочка плакала. Я поняла, что она видела Марка таким раньше, и она боялась брата в таком состоянии.
Марк уже шёл к своему столу, где завтрак остыл, все прочие студенты приступили к завтраку. Я догнала друга.
- Марк! Спасибо, конечно, но я не просила заступаться.
- Знаю, но никто не имеет права тебя трогать и обижать. Тем более, не этот…
- Ты не должен постоянно меня защищать. Я могу и сама за себя постоять. По крайней мере, в таких ситуациях!

- Не должен, но буду, - Марк был серьезен и зол. 

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Постоянные читатели