Google+

ГЛАВА 9

Эбигейл
- Ну же, Эбби, пойдём с нами!
- Я даже не знаю, Марк, я лучше останусь здесь, - отнекивалась я.
- Зачем тебе быть здесь одной? Ты хорошо проведёшь время, обещаю, - не унимался Марк.
- Мне надо работать, не брошу же я Альберту одну.
Я повернула голову в сторону кухни, где полная, круглолицая мисс Альберта, пыхтя, убирала посуду. Столовая была пустая, все студенты разбежались по делам и лишь мы с Марком сидели за нашим столом. Парень пытался уговорить меня пойти куда-то расслабиться и повеселиться. После случая в душевой мы с ним очень мало говорили, он вёл себя резко со всеми, а теперь он внезапно приглашает меня гулять.
- Слушай, всем студентам дали выходной, никого не будет в училище. Тебе и Альберте не придётся много готовить. В обед никого не будет! Все парни поедут по делам: кто-то навестить семью, кто-то гулять и развлекаться. Мы тоже собрались повеселиться. Мы с ребятами хотим устроить Лили небольшой праздник.
- Я не знаю…, - повторила я.
На самом деле, мне не особо хотелось веселиться сегодня. Если не придётся работать, то я бы провела день одна, с какой-нибудь интересной книгой. Однако Марк был слишком настойчив.
- Лили была бы очень счастлива, если ты присоединишься к нам! Она очень любит тебя. – Марк слегка помедлил. – И я был бы рад твоему присутствию.
- Хорошо, я пойду, - выдохнула я. – Только предупрежу мисс Альберту.
- Ты не пожалеешь! – пообещал Марк.
Он явно был доволен собой, что смог убедить меня. Альберта была вовсе не против, чтобы я отлучилась на день. Она сказала, что и сама собиралась прогуляться по своим делам. Ещё она добавила, что прогулка пойдёт мне на пользу. Я решила не задумываться, что это могло значить. Мы вышли из столовой, я сказала, что хочу переодеться, и Марк ответил, что они будут ждать меня на улице. В комнате я сменила ужасный рабочий комбинезон на привычные джинсы и сине-фиолетовую рубашку в клетку.
У входа меня ждали Лили и абсолютно все ребята компании Марка из шестой роты. Не могу поверить, что никому из них не нужно было к своей семье. Они, конечно, много говорили о том, что братья и рота стали для них семьёй, и все же сейчас идёт война. И никто не хочет навестить родных? Это грустно. Хотя парни не выглядели грустными, все улыбались, шутили. Всё это предвещало отличный день.
- Так, куда мы идём? – поинтересовалась я.
- Пусть это будет сюрприз для вас обеих, - ответил Марк, обнимая свою сестру за плечи.
На часах было без пятнадцати минут одиннадцать утра, а солнце уже светило неимоверно ярко. На небе не было ни единого облачка, погода заставляла улыбнуться. Только сейчас я поняла, что за все те недели, проведённые в военном училище, я выходила в город всего один раз. А этот был вторым. Хейнсфилд сильно напоминал мне родной город: такие же узкие улочки, трёхэтажные дома из бежево-коричневого кирпича, уютные кофейни, маленькие продовольственные и продуктовые магазинчики. Однако чего-то в нём не хватало. Или же я стала по-другому оценивать вещи.
      Наша компания растянулась на пол-улицы: впереди всех шли Весельчак, Марк и Пчела. Джордан что-то оживлённо рассказывал. За ними шли Умник и Громила, первый выглядел совсем маленьким и низким рядом со Стивеном (Громилой). Алекс (Умник) вёл довольно интеллектуальную беседу, в которой я ничего не смыслила, а Громила казался невероятно заинтересованным. Но лучше всего я слышала разговор Чёрного и Француза. Жак (Француз) говорил о том, что рад сегодня провести день в компании друзей, так как своих родителей он не смог бы навестить. Его родители отправились во Францию к старшей сестре, на день рождения внучки.
- Хотел бы и я сейчас обнять племянницу, но даже в этот выходной не смог бы улететь домой, во Францию.
- Как только закончатся учёба и война, сразу же полетишь к семье!
- Я на это надеюсь больше всего. Я просил родителей остаться во Франции, пока не утихнут боевые действия. Там они в безопасности, - сказал Жак.
 - Ты давно был на родине? – спросила я ради интереса.
- На каникулы два первых курса я всегда ездил к семье. Ты хорошо знаешь французский, а была когда-нибудь во Франции?
- Нет, но мечтала об этом, - улыбнулась я.
- И я хочу побывать в Париже, - присоединилась к разговору малышка Лили.
- Когда всё это закончится, я обещаю отвезти вас во Францию. Мы живём не в Париже, конечно, но это великолепный пригород, где вы сможете ощутить всю атмосферу Прованса, - подмигнул Француз.
Я искренне надеюсь, что когда всё закончится, все мы будем живы и здоровы и обязательно сможем отправиться в путешествие. Я хочу верить в это, правда, хочу…
         Лили отпустила мою руку и побежала рассказать брату новость о Франции.  Казалось, что она совсем пришла в себя, оправилась от потери мамы. Почему восьмилетняя девочка изо всех сил старалась не унывать и хотела быть счастливой, а я – взрослая девушка, которая хотела стать врачом и помогать людям, не могу помочь даже самой себе?
         Парни впереди резко остановились, я не ожидала и чуть не ударилась лбом о спину Чёрного.
         - Ну, вот и пришли! Веселье начинается! – прокричал Джордан и, махнув рукой, вбежал в огромную арку.
         Все, как сумасшедшие, понеслись за ним, а я приостановилась и прочитала надпись на самом верху арки: «Городской парк развлечений и отдыха». Я шагнула в арку, осматривая территорию. На меня уставился огромный клоун, мимо проскакала на лошади красивая девушка, кто-то играл в «ТИР», работали всевозможные аттракционы. Нельзя было сказать, что парк был заполнен людьми так, что не протолкнуться, но отовсюду был слышен смех, крики, возгласы и гул голосов.
         Не успела я прийти в себя от удивления, как Лили подбежала ко мне, схватила за руку и помахала перед лицом билетами, прокричав что-то вроде: «Мы идём на аттракцион, на самолётики!».
         Я уже и не помнила, как давно каталась на разных аттракционах, помню лишь, что у меня в городе был небольшой парк развлечений и практически все аттракционы были не страшными. «Самолётики» на первый взгляд казались совершенно не опасным развлечением, но когда мы стали двигаться, оказалось, что они делают полный оборот, переворачивая людей головой вниз. От неожиданности закричала, а потом засмеялась. Когда я вышла за пределы аттракциона, у меня слегка подкашивались ноги и тряслись руки, хотя я была всем довольна. Лили вошла во вкус, она уже бежала к кассе покупать всем нам билеты на «Американские горки».  Буквально через две минуты меня уже пристёгивали ремнями защиты. Аттракцион набрал скорость, ветер дул в лицо, раздувая волосы. Мы двигались с такой скоростью, что я даже не могла повернуть голову в сторону, чтобы посмотреть на своих друзей. На этот раз я сидела рядом с Умником, и по его серьёзному выражению лица поняла, что он слегка боится такой скорости.
         После третьего аттракциона меня стало слегка подташнивать, и я убедила Лили сделать передышку и выпить прохладный фреш. Она была согласна, и мы дружной компанией пошли в ближайшее кафе. По разговорам парней я поняла, что они были полны энергии, и пришло время «мужского развлечения». Первым делом семеро мужчин отправились в тир, где, собрав, по меньшей мере, двадцать человек зрителей, попали практически во все цели. Ребята были одеты в гражданскую одежду и узнать в них солдат было сложно, разве только по их одинаковым коротким стрижкам и спортивному телосложению. Лучшим стрелком оказался Пчела – он попал абсолютно во все цели, да ещё и точка в точку по второму кругу. За это он получил игрушку -  большого плюшевого зайца, размером практически с саму Лили. Счастливее ребёнка я не видела. После этого мы отправились к силомеру, где следовало ударить грушу, а по силе удара определялись победители. Жёны и девушки окружили аттракцион, где мужчины разных возрастов пытались побить рекорд, дабы получить денежное вознаграждение. Но у них всё завершалось неудачей, ведь руководители аттракциона вряд ли собирались отдавать деньги.  Все расступились, когда к аттракциону подошёл Стивен (Громила). Я услышала, как девушки позади нас заохали и заахали при виде груды мышц. Громила ухмыльнулся, занял устойчивую позу и спустя секунду ударил по груше. Мне показалось, что груша не то чтобы достигнет верхней отметки, а вылетит за пределы аттракциона. Цифровой силомер изменил рекорд аж на четыре позиции вверх, теперь, точно, ни одному из этих мужчин его не побить. Громила, забирая деньги, сказал, что он особо не старался. Парни смеялись и шутили на этот счёт, пока мы шли к кассе и на выигранные деньги купили билеты на аттракцион под названием «Гонки». На этот раз я была в паре с Марком, и мы выбрали красивую малиновую машинку, Лили и Француз взяли себе зелёного цвета, Громила был слишком крупный, поэтому сел за синюю машинку сам, Пчела и Чёрный сели за руль чёрной тачки, а Умник и Весельчак выбрали себе жёлтую. Суть этого развлечения состояла в том, чтобы первым доехать до финиша. При этом разрешалось сильно толкать машины противников и сносить их с дистанции. Я очень переживала, ведь парни были сильны, и кто знал, насколько этот аттракцион безопасен для Лили, но смотритель заверил меня, что дети очень любят эти машинки. В свою очередь ребята обещали, что будут очень аккуратны.
         - Ты ведёшь себя, как мамочка, - пошутил Марк, когда мы сидели в машинке. – Расслабься.
         И вправду, чего это я переживаю, Лили его сестра, и он заботится о ней. А я должна расслабиться.
 Это было невероятно весело и одновременно страшно, когда нашу машину пытались столкнуть с дистанции. Мне казалось, будто я сейчас вылечу за борт, но ремни безопасности надёжно удерживали моё тело. Мы бы пришли с Марком первые, если бы у нас, якобы, не заело двигатель, и Лили с Французом нас не обогнали. Мы не совсем честно, но заняли второе место. Лили была убеждена, что Марк ей поддался, она утверждала, что они с Французом и так бы выиграли без помощи брата, но Марк стоял на своём, что он не поддавался, а с машинкой правда произошли неполадки.
         По дороге к следующим развлечения мы купили сладкую вату, одну очень большую на всех. Все отрывали кусочки, руки были липкими, а на вкус вата была, как из детства. Лили хотела угостить меня своим кусочком, но специально промахнулась, и вся моя щека стала липкой от ваты. Пришлось лезть в фонтан, чтобы набрать воды и умыться. Чёрный был первым, кто начал обливаться водой из фонтана, все остальные его поддержали. На улице было не так жарко, поэтому сохли мы примерно час. Зато веселились от души, бегали, играли в догонялки по инициативе Лили. Этим солдатам было по двадцать пять лет, но они с лёгкостью превращались в детей.
         Я сбилась со счёта, сколько страшных, а сколько весёлых мест, таких, как комната смеха, мы посетили. Солнце уже шло на покой, небо окрасилось красно-жёлтым цветом. Закат завершал день, а наше веселье завершила карусель, выполненная во французском стиле, будто в сказке. Туда нас повёл Жак (Француз), утверждая, что точно такая же карусель находится в центре Парижа. Сидения карусели были выполнены в виде животных и птиц. Лили выбрала фигуру льва, я же села на красивого коня, а напротив меня точно такого же коня выбрал Марк. Это был не страшный аттракцион, скорее, завораживающий и останавливающий время! Карусель сверкала жёлтыми, золотыми, белыми, серебряными тонами, и свет от заката придавал этим цветам необыкновенный оттенок. Окружающая атмосфера была невероятно уютной. Закат, круги карусели, лошади, львы, слоны, птицы. Ещё круг, смех Лили, очаровательная улыбка Марка. Как бы я хотела навечно остаться здесь, по-настоящему остановить время, или надолго запечатлеть в памяти этот момент. Однако момент, он на то и момент, чтобы больше никогда не повториться. Этот день запомнился мне навсегда.
         Возвращаясь, все шли будто заворожённые, наверное, и парни чувствовали то же, что и я.  Лили держала за руки Марка и меня, идя между нами. Мы, наверное, казались семейной парочкой с ребёнком. А может это вовсе и не смешно? Я смотрю на этих людей и понимаю насколько дороги они мне стали за короткое время. Я спасла их, они спасли меня, приняли меня. Они – моя семья.
         Лили сказала, что устала сегодня, и Громила предложил понести её на плечах. Малышка отпустила нас, при этом соединив мою руку с рукой Марка, желая, чтобы мы продолжали идти за руки. Сидя на плечах у Стивена, Лили не раз обернулась проверить, отпустили мы руки или нет. Мы не отпускали. Я не хотела обижать Лили. Да, по правде говоря, я совсем не желала отпускать тёплую руку Марка. Он тоже этого не хотел.
         Так мы шли до самого военного училища, и Марк отпустил меня только тогда, когда мы вошли внутрь. По его глазам я видела, что он сделал это неохотно.
         - Спасибо тебе большое за то, что пошла сегодня с нами. Это много значило для Лили. И для меня, - произнёс он странно приглушённым голосом.
         - Это тебе спасибо, Марк! Мне нужно было провести именно так день, нужно было, чтобы многое осознать, - улыбнулась я.
         - Я рад, что смог помочь тебе. Ладно, всем нам стоит лечь сегодня пораньше спать, ведь завтра рано вставать. Завтра утром мы едем на полигон на целые сутки.
         - Что такое полигон? – непонимающе спросила я.
         - Огромное поле, площадка, имитирующая место военных действий. Там у нас обычно проходят экзамены, мы носим оружие, стреляем друг в друга, сидим в разведке. В общем, делаем всё, что военные, только понарошку, пули, как в пейнтболе – ненастоящие, но синяки от них остаются. Так вот, едем мы на сутки, и твоя задача обеспечить нас пропитанием.
         - Да, Альберта говорила мне что-то о большом объёме бутербродов, - уныло попыталась пошутить я. – Ты сказал, там обычно проходят экзамены, но почему так рано, ведь вам ещё месяц учиться, прежде чем вы окончите училище!?

         - В этот раз всё произойдёт немного быстрее, завтра на полигоне пройдёт зачёт. А экзамен будет на настоящем поле боя. – Марк был взволнован не меньше меня.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Постоянные читатели