Google+

ГЛАВА IX. Сдержать обещание

Теон не замечал ничего вокруг себя: ни царапающих веток деревьев, ни камней под ногами, ни даже того, как оказался перед домиком волшебника. Он распахнул дверь с такой силой и грохотом, что та чуть не сорвалась с петель. Однако Симарион не обратил никакого внимания на шум. Он стоял на том же самом месте, разбирая травы по баночкам и выставляя их на полки. Более того, старик даже не повернул головы, в сторону разъярённого Теона. Неужели старый маг и слух потерял?!
Теону хотелось подойти и встряхнуть старика за плечи, может это поможет образумить его?! Поразбивать все эти треклятые баночки. Но Теон так запыхался, что даже не смог кричать на мага. Каков смысл? Разве криком можно что-либо изменить? Парень отдышался и откашлялся. Только теперь Симарион обратил свой невозмутимый взгляд на Теона.
Повелителю драконов показалось, что маг не был удивлён возвращению юноши.
- Почему я не смог перелететь через границу? Почему не смог покинуть это место? – более-менее спокойно спросил Теон.
Волшебник помолчал с секунду, будто подбирая правильные слова.
- Вы не сможете покинуть это место, – только и ответил Симарион.
Глаза Теона расширились. Неужели маг так и не понял всей важности миссии Теона? Всё, что тот делает во благо народа Валтеросса. Миллион вопросов кружилось в голове парня. Как? Почему? Зачем? Как это Теон не сможет покинуть это место? Почему не может этого сделать? Зачем волшебнику держать его здесь? Но он не задал ни единого вопроса, а лишь приказал тоном истинного повелителя:
- Уберите эту границу!
На лице волшебника не было никаких эмоций.
- Мне жаль.
Эти слова маг повторил уже не первый раз и Теон сильно злился, слыша их. Как человек способен говорить «мне жаль», когда на самом деле ему не то что не жаль, ему просто всё равно.
 – Не в моих силах уничтожить границу, - спокойно добавил волшебник.
- Я не верю вам! Не верю, что вам жаль! И, конечно же, не верю в то, что вы не способны убрать границу, - Теон старался говорить как можно спокойнее, хотя иногда голос срывался. – Вы создали этот барьер, и только вы сможете его уничтожить.
- Зачем мне это? Столько стараний ушло на создание этого места, барьера. Столько усилий. И что? Ты предлагаешь уничтожить стену, защищавшую меня столько лет? Я не собираюсь её разрушать.
Такое объяснение мага просто выбило Теона из колеи:
- Как вы можете? – на этот раз в голосе повелителя звучал горький упрёк.
Теон полостью разочаровался в великом Серебряном маге. Возможно, если бы он встретил его при других обстоятельствах, то всё было бы иначе. Но от былого Серебряного мага серебряной осталась лишь борода. Больше повелителю здесь делать нечего:

 – Вы отказались участвовать в битве по свой прихоти, это - ваш выбор. Но почему я не имею возможности убраться из этого ненавистного места, возвратиться к родным!?
Маг молча наблюдал.
         - Я не останусь здесь! – почти крикнул Теон. – Там, за этой стеной, меня ждут любимая, брат, сестра, друзья. Я пообещал, нет, я поклялся вернуться. И я вернусь, чего бы мне это ни стоило! Я обследую всю гору вдоль и поперёк, изучу каждый уголок этого края. Но я найду выход!  А вы оставайтесь и дальше сидеть на месте, сложа руки. Продолжайте и дальше собирать эти травы. Ведь, наверное, это единственное занятие, которое мог себе придумать величайший маг всех времён. Не знаю, как вам, а мне смешно! Смешно смотреть на вас и понимать, что я боготворил вас. Что надеялся на вашу поддержку и благоразумие. Мне жаль всех тех людей, которые думали так же, как и я. Прощайте.
         На этом Теон шагнул за порог, и уже неторопливо пошёл в сторону леса. В голове пульсировало, настроение было испорчено окончательно, все планы рухнули. Но нет, повелитель драконов не опустит руки! Он будет сражаться!
         Аларос уже давно обеспокоенно летал вокруг дома.
         - «Я приземляюсь, чтобы забрать вас, повелитель!», - сказал дракон.
         - «Не стоит. Мне нужно пройтись, отдышаться и успокоиться. Будем искать новый выход. Ни в коем случае мы с тобой, Аларос, не останемся здесь!», - мысленно отвечал Теон.
         Дракон был полностью согласен со своим хозяином, он полетел вперёд, зная, что в этом месте ничего не произойдёт с его повелителем. И когда спустя какое-то время уставший, но относительно спокойный Теон вернулся, его дракон уже облетел всю границу, не найдя никакого просвета.
         Теон поистине не верил в то, что он не сможет выбраться. Лазейка есть всегда. Теон немного передохнул и стал забираться на скалу. Вдруг будет какая-то щель, или на самой верхушке окажется тайная незаметная пещера, через которую Теон смог бы выбраться отсюда.
         Не обращая внимания на боль в руках, ногах и спине, Теон полез на скалу. Было опасно и страшно. То и дело ноги Теона соскальзывали с   камня, или камни, за которые тот держался, ломались.  Ни один раз Теон просто срывался со скалы и падал вниз. Но его верный друг - дракон всегда был рядом и всегда вовремя подхватывал. Даже падения не останавливали парня. Его мотивировала мысль о Нариэль, о Мегги и Сэме. Они – все, кто остались у Теона, и он - один, кто есть у них.
         Остановить Теона смогла лишь темнота. Время пролетело так незаметно. Трудно было поверить в наступающую ночь. Теон убил столько времени, а выхода не было. Не было и лазейки, на которую так надеялся повелитель драконов.
         Огорчённый неудачей, обессиленный Теон упал на холодную землю.  В темноте не было видно практически ничего. Только горящие янтарные глаза дракона, смотревшие на Теона с печалью. Аларос, как мог, подбадривал своего повелителя. Однако и дракон устал, и был расстроен бесполезными поисками. Теон лежал на земле и смотрел на то, как в небе загораются звезды. Одна за другой. Стало настолько тихо, что слышно было частое дыхание дракона и биение сердца Теона. Возможно, где-то там, вдали, Нариэль сидит на ступенях своего замка, смотрит на звёзды, думая о возлюбленном.
         Мысль о том, как он попрощался с любимой, тревожила душу юноши. Он не просто обидел её, он разбил сердце Нариэль. Ему не хотелось думать, что больше никогда он не увидит тех прекрасных зелёных глаз, не услышит нежного голоса, не погладит шелковистых огненных волос. Он запомнил её плачущей от горя. Теон даже не имеет возможности извиниться перед ней за свой поступок.
         Почему планы только в голове кажутся идеальными? На самом деле, всё всегда идёт совершенно иначе. Ничто не идеально. Никто не идеален.        
         Прошло еще немного времени, прежде чем Теон услышал шаркающие шаги, доносящиеся из леса. Юноша даже не испугался, зная, что никто не сможет напасть на него. Теон присел и увидел светящийся круг света со стороны леса. Когда глаза привыкли к свету, Теон разглядел знакомые очертания остроконечной шляпы, потом обратил внимание на лицо мага.
          - Что, пришли поиздеваться? – Теон не подбирал слов, ему было всё равно, что этот старик подумает о нём. - Или же посмеяться над нашими неудачными попытками выбраться отсюда?
         - Ни то и ни другое, - тихо произнёс Симарион.
         - Что тогда? – Теону не нравилось появление мага. Парень был слишком зол на него.
         Волшебник переложил из одной руки в другую длинную деревянную палицу, на конце которой был закреплён какой-то камень, от которого и исходил свет.
         - Ты указал на мои слабости, Теон, - Симарион был явно недоволен этим вынужденным признанием. – И это меня задело. Раньше такое в мой адрес мог сказать лишь мой брат. Он был во многом умнее меня. Жаль, что не он находится здесь. Если бы ты здесь встретил его, то он безоговорочно отправился на помощь.
         Теону не хотелось слушать эти россказни о давно погибшем брате Симариона. Но, видимо, старику было слишком одиноко, раз теперь его прорвало на разговор. Теону ничего не остается, как слушать его.
         - Двадцать лет пролетело так незаметно. Время…- беспощадный тиран. Ты не можешь вернуть утраченного времени, но можешь распорядиться им в будущем. Я потерял слишком много лет, и ты показал мне это. Ты сказал мне, что в мире есть люди всё ещё нуждающиеся во мне. Это заставило меня действовать. Прости меня, Теон, за то, что удерживал тебя здесь. Я не имел на то права. Это тюрьма лишь для одного заключённого – меня. И моё время, проведённое в ней, окончено.
         Теон был изумлён, он встал на ноги, чтобы лучше видеть Симариона. Дракон стоял позади своего хозяина и также внимал словам мага.
          - Я открою путь! Разрушу заклятие и сотру невидимую границу, – гордо сказал Симарион. – Ты сможешь вернуться к родным и я не задержу тебя.
         Теон был рад: наконец-то, он вернётся домой. Но был ещё один вопрос, волновавший парня. Что станет с самим магом, после разрушения заклятия? И ответ он услышал через секунду.
         - Я знаю, что эльфы не любят мстить, они не делают ничего ради мести. Но, благо, я – не эльф. Я - Серебряный маг. Я отправлюсь с тобой, Теон, и приму участие в битве. Я отомщу за смерть моего брата. Я сам убью Варисса! – последние слова, маг произнёс с особым ударением. В руке Симариона блеснул черный металл. Это был кинжал с серебряной рукоятью и полностью чёрным лезвием. Теон никогда не видел подобного оружия.
         - Оружие, которым можно победить тёмного колдуна! – воскликнул Теон.
         - Оружие, пропитанное кровью врага и кровью жертвы. Закалённое в дыхании последнего на то время дракона, - торжественно объяснил Симарион. – А теперь, станьте за моей спиной, пора распрощаться с этой тюрьмой!
         Теон с драконом из-за спины мага наблюдали за происходящим. Процедура оказалась долгой. Процедура оказалась долгой. Маг произносил очень много слов на неизвестном Теону языке. Это был не эльфийский, а какой-то особый язык – магические заклинания. Потом Симарион несколько раз направил луч ярко-жёлтого цвета прямо на скалу, и она пошатнулась. Волшебник продолжил заклинания. Наконец, он направил на скалу луч уже синеватого цвета и неожиданно изо всей силы ударил палицей о землю. В земле появилась трещина, она дошла до скалы и перешла на неё.  В одно мгновение гигантская неприступная преграда раскололась. Посыпались мелкие камни – осколки, будто разбили огромное зеркало.
         Торопясь покинуть волшебное место, юноша помог старому магу забраться на спину дракона, устроился рядом, и Аларос взлетел ввысь. Осколки продолжали сыпаться. Но Теону было всё равно. Скоро он окажется дома!
Они летели почти всю ночь и остановились только под утро, потому что устал не только дракон, уставшими были как Теон, так и волшебник. Почти не разговаривая, все уснули.
Теону давно не снились кошмары. И вот опять, сон – пророчество. Теперь юноша видит во сне Симариона, который погибает от руки колдуна. Того, что маг с ними, недостаточно. Для обеды нужны все. Но как собрать всех?
Теон размышлял над этим и в полёте, иногда мысленно обсуждая всё с драконом. Симарион почти не разговаривал, видимо, ему было стыдно за то, как он поступил изначально. Наоборот, он доверился ему и пожалел обо всём, что говорил раньше.
- Прошу простить за всё то, что наговорил вам тогда, - начал было Теон.
- Тебе не за что извиняться. Ты говорил верные вещи, я слабый трус, каким никогда не был.
- Я не считаю вас трусом! И тогда я вспылил. Вы были убиты горем и не могли справиться с этим в одиночку. Нужен человек, который поможет вынырнуть из озера тоски. Меня смогли вытащить, а я помог вам. Самая главная победа – это победа над самим собой! Так говорила моя мама, когда я был маленьким. Вы смогли перебороть себя! – Теон повернулся к волшебнику и улыбнулся.
- Спасибо за эти слова, Теон, ты - великий человек и когда мы победим, ты станешь великим правителем, как твой отец. Когда я увидел тебя, я почувствовал великую силу. Не объяснить словами, насколько ты уникальный человек. Не знаю, что дало эту силу: смешение эльфийской крови с кровью повелителя драконов или же нечто большее. Но знаю точно – ты достигнешь больших высот!
Теону понравилось, что волшебник не употребил слова «если», когда говорил о победе. Это значило, что тот почти уверен в ней, так как уверен в успехе Теона. Подобные слова всегда греют душу. Так же, как и мысль о скором возвращении к родным.
До Элисанте уставшие путники добрались лишь к обеду следующего дня. И хоть эльфийский городок не был изначально родным домом для юноши, это место стало для него чем-то большим, чем просто город. Ещё с высоты птичьего полёта, сидя на чешуйчатой спине Алароса, повелитель драконов обратил внимание на то, как переливаются золотом краски домов и замка. Несмотря на все беды и разрушения, которые приключились в Элисанте, город этот остался таким же, каким Теон увидел его впервые: прекрасным, ярким и пропитанным добротой.
Теон попросил Алароса приземлиться сразу же за воротами. Эльфы и люди уже заметили дракона и все ожидали, когда тот приземлится.
Не успел Теон ступить на землю, как его обхватили крепкие и нежные руки. Теон уткнулся носом в рыжую макушку и вдохнул приятный аромат цветов, исходивший от эльфийки. Юноше хотелось находиться в её объятиях дольше, чем вечность.
- Тео…, – прошептала эльфийка, а потом сама отпрянула от юноши.
На её глаза наворачивались слёзы, вот только теперь это были слёзы радости.
- Ты вернулся! – в эти два простых слова было вложено столько смысла, столько эмоций.
- Нариэль, прости меня. Прости за всё, что сказал, и то, как поступил. Я люблю тебя! - Теон неотрывно глядел в глаза прекрасной девушки. – Я…, - Теон мог ещё долго раскаиваться и извиняться, но Нариэль не дала договорить.
Нежные руки обхватили лицо юноши, а ласковые губы стали целовать его.  Как Теону не хватало этих поцелуев, объятий. Не хватало Нариэль и её близости. Вдвоём они смогли пережить битву и тысячи проблем. Смогли пережить и расставание, и ссоры. Их любовь - настоящая, которая выдержит любые испытания!
Когда возлюбленные всё же смогли оторваться друг от друга, Теон заметил, сколько людей собралось поглядеть на встречу повелителя драконов и эльфийской принцессы.  Сам факт того, что на площади стояли люди с эльфами, говорил о том, что в Элисанте прибыл «Орден сопротивления». А значит, их армия стала в разы больше.
Теон чуть не забыл о старом волшебнике, который уже слез с дракона и так же любовался трогательной сценой встречи влюблённых.
- Нариэль, - юноша сначала обратился к девушке. – И все находящиеся здесь! Представляю вам легендарного человека, волшебника всех времён – Серебряный маг Симарион! – Теон поклонился магу. – Симарион будет воевать на нашей стороне, против зла!
Послышались аплодисменты и радостные возгласы. Волшебник всем улыбался. Когда гул приветствий утих, к Нариэль подбежал невысокий эльф, мальчишка. Он прошептал что-то своей принцессе, поклонился и убежал. 
- Теон, Симарион! – обратилась она к только что прибывшим путникам. – Мой отец уже ожидает вас в зале переговоров.
- Тогда пойдёмте к нему. Не стоит заставлять владыку ждать. – сказал Теон, и они поспешили к замку.
Теон и Нариэль шли, держась за руки. По дороге девушка пообещала, что больше ни за что не отпустит Теона. Оказывается, прошло почти две недели, как Теон покинул её в лесу. Нариэль объяснила, что очень многое произошло, поэтому встреча с владыкой и прочими советниками не терпит отлагательств.
Юношу насторожила мысль, что произошло нечто плохое. Он ведь только вернулся. Проведя столько времени в дальних странствиях, ты не всегда немедленно узнаёшь о переменах.
          Широкий мраморный коридор вел к дверям зала переговоров. По дороге Теон встретил Элара и Олдена. Юноша радостно поздоровался с ними. Как оказалось, двое главнокомандующих ожидали принцессу, волшебника и Теона, чтобы вместе зайти в зал переговоров. Двери распахнулись, и владыка Анарендил уже шёл им навстречу. Теон увидел, как лицо эльфа постарело. Прошло не так много времени, но волнения, переживания и суматоха - всё это отразилось на внешности эльфа. И хотя эльфийский народ – долгожители, старость и смерть так же беспощадны к ним.
         - Владыка! -  повелитель драконов почтительно склонил голову, Элар и Олден присели на колено, Нариэль просто улыбнулась отцу.
         - Рад твоему возвращению, Теон, ты заставил меня и мою дочь переживать за тебя. Но я знал, не так просто победить твой своенравный характер. А теперь позволь мне поздороваться с нашим гостем. – Анарендил сделал шаг вперёд. – Приветствую тебя, Симарион!
         - Анарендил, мой старый добрый друг!
         Двое давних друзей обнялись, похлопывая друг друга по плечу. Теон был рад видеть, что Симарион обрёл человеческий вид. Он больше не казался таким уставшим и грустным. Он улыбался и был рад встрече с давним другом и другими знакомыми. Его жизнь набирала новый оборот.
         В зале находились главные люди совета. И, обменявшись всеми любезностями, эльфийский владыка продолжил:
         - Как бы мне не хотелось начинать нашу встречу с печального, но, увы. Тебя долго не было, Теон, и за это время случилось многое. Не считая того, что люди запуганы, и они бегут от Деатериса. Сначала они бежали к «Ордену», но как только выяснилось, что «Орден» присоединился к эльфийской армии в Элисанте, люди целыми семьями стали бежать сюда. Давно не было такого, чтобы люди без страха сами просили помощи у эльфов. Уже много лет эльфы для людей были воплощением чего-то противоестественного, ужасного.
         Теон вспомнил ситуацию в «Фортуне», когда Нариэль чуть не погибла от рук простых людей.
- Теперь всё переменилось. Багбиры и Деатерис – самые опасные чудовища. Люди попросили помощи и эльфы её дали. Таким образом, к нам присоединились ещё несколько сотен мужчин, способных держать в руках оружие и готовых пойти в бой.
Это вполне устраивало Теона.  Хотя их всё равно меньше, чем армия багбиров и головорезов Деатериса.
- Но главная наша проблема заключается в другом, - продолжал Анарендил.  – Деатерис уже выдвинул свою армию. Она идет на Элисанте.
- Нет! Этого не должно произойти! Я не допущу новых разрушений этого города, - стал возмущаться Теон. – Эльфы и так слишком много потеряли в прошлый раз. Я планировал, что битва пройдет за пределами Элисанте.
- Что ты предлагаешь? – спросила Нариэль.
Теон окинул взглядом всех присутствующих, а потом зашагал к деревянному столу, стоявшему возле окна. На столе лежала развернутая карта Валтеросса.  Теон давно знал, что он покажет. Это жуткое место снилось ему во всех кошмарах. Он его боится и теперь. Но это - единственный выход. Нет больше места, где может пройти сражение и где армия эльфов и людей сможет настигнуть армию короля. Теон указал пальцем на это место на карте и произнёс:
- Долина Фанплан.
Все притихли. Для каждого это место значило своё. Люди туда не захаживали, это место называли гиблым. Эльфы когда-то одержали там победу, но с большими потерями. Теон с тревогой ждал, что может произойти дальше.
- Повелитель драконов прав, - сказал Элар. – Это, скорее всего, единственная возможность остановить войско Деатериса перед границей эльфийских земель. Если выступим завтра, то через два дня будем на месте. И если подсчёты верны, в то же время там будет и король со своими монстрами.
- Все верно…, - пробормотал Анарендил, задумавшись о ближайших событиях.
Теон объяснил стратегию действий, которую уже не в первый раз обдумывал и менял.
         - Теперь нужно оповестить всю нашу армию: и людей, и эльфов. Пусть готовятся, завтра с самого утра мы отправимся на войну!
         - Я оповещу людей! – сказал Олден.
         - Я подготовлю эльфов, - обязался Элар.
         Теону понравилось, как сдружились Элар и Олден, люди и эльфы. Это сплотит войско, это может принести победу.
         Командующие отправились к своим войскам, Анарендил и Симарион остались поговорить о старых добрых временах, другие эльфы пошли по своим поручениям. Когда Теон с Нариэль вышли из зала, он с удивлением спросил:
         - Странно, где мой брат и сестра? Почему не вышли меня встречать, как обычно?
         - Прости, это моя вина. Я увидела Алароса ещё издалека. Но не смогла разглядеть тебя. Я побоялась, что ты не вернёшься…, и попросила Персиваля присмотреть за детьми, прогуляться с ними по саду. Я отведу тебя к ним.
         Теон и подумать не мог, как тяжело пришлось всем. Ведь когда человек отправился выполнять сложную миссию и буквально исчез на две недели, разные мысли приходят в голову. О его смерти, например.
         Пока они шли, Нариэль рассказала о том, что Сэм научился ездить верхом, лошади ему прекрасно подчиняются, а Мегги метает кинжалы точно в цель.
         - Ребята очень повзрослели за это время. Они сильно переживали и скучали по тебе. И вообще, вся эта ситуация, эта война заставляет детей становиться взрослыми. Не хочется говорить, что их детство прошло.
         Теон обнаружил брата и сестру со своим лучшим другом в одной из беседок в саду. Оказалось, Нариэль была права. Дети не прыгали ему на шею с визгом и криками, они вели себя совсем по-другому - степенно. Мегги спокойно пошла навстречу брату и крепко-крепко обняла его.
         - Я так беспокоилась за тебя, - пробормотала Мегги, уткнувшись носом в крепкую грудь брата.
         - Я вернулся. Я же обещал.
         После того, как златовласая девочка отпустила Теона, к нему подошёл Сэм.
         - Ты справился со своим заданием? Нашёл волшебника? – поинтересовался он, крепко пожимая руку старшего брата.
         - Да, он теперь с нами!
         - Я знал, что у тебя всё получится! – напомнил Сэм.
         Наступила очередь Персиваля. Друзья пожали друг другу руки и заулыбались. Теон быстро объяснил суть происходящего, сказал, что завтра они отправляются на бой. В голове Теона крутился вопрос, касающийся его друга. Но глупо было его задавать, так как ответ на него был известен.
         - Хочу уточнить кое-что. Перси, ты уверен в том, что тебе следует участвовать в этой битве? Я мог бы оставить тебя здесь, попросить оберегать Сэма и Мегги. Тебе не стоит рисковать там своей жизнью там!
         - Стоит, - ответил Персиваль. – Я многому научился здесь, я стал сильнее и смелее. Я не трус, не такой, каким был когда-то. И я не останусь сидеть на месте, когда все, с кем я дружу, и все, кто помогал мне, уйдут на бой. Я хочу сражаться плечом к плечу с тобой! И я не передумаю!
         Теон знал, что ответ будет таким, и одобрительно похлопал друга по плечу.
         - Я бы хотел, переговорить с братом и сестрой наедине, - попросил Теон.
         Нариэль и Персиваль всё поняли, и когда Персиваль собрался уходить, он повернулся и сказал ещё кое-что:
         - Теон, мои родители здесь, в Элисанте. Наша деревня была разрушена багбирами. Мама, папа и другие жители деревни искали прибежище. Они собирались отправиться в «Орден», но узнали о том, что люди из «Ордена» присоединились к эльфам. Они сразу же отправились сюда. Их глаза светились, кода мы встретились. Мать расплакалась.
         - Я рад, что они живы и здоровы, твои родители всегда с добротой относились к нашей семье.
         - Я говорю, это не просто так. Я отправлюсь на бой не просто потому что хочу доказать свою силу и храбрость. Я буду бороться за родителей. За их жизни, за их дом, в который они хотят вернуться.
         - Мы будем бороться вместе! – уверил его Теон.
         Когда Нариэль и Перси удалились, Теон начал разговор с братом и сестрой.
         - Нариэль сказала мне, что ты достиг больших успехов в верховой езде, Сэм!
         - Да, мне подобрали отличного коня, а я пока выбираю ему подходящее имя, - брат был рад похвале.
         - А ты, Мегги, заправски метаешь кинжалы, словно делала это всю жизнь? – улыбался Теон.
         - У меня неплохо выходит, это правда, - скромно отозвалась на похвалу Мегги и постаралась по-взрослому продолжить беседу. – Вы завтра уезжаете, но ты только вернулся, … и что ты собираешься делать?  Ведь не все народы дали согласие!
         - Я не знаю, Мегги. Вот это и тревожит меня сейчас. Но больше беспокоит надёжность вашей безопасности. От меня всего лишь требовалось объединить народы. Но я не справился с этой задачей. Это только моя вина и я в ответе за это.
         - Ты не должен задумываться только о том, чего ты не смог сделать! – сказал Сэм. – Лучше взгляни на то, чего ты добился! Мой брат – величайший человек Валтеросса!
         - Спасибо, на добром слове.
         Теону было радостно болтать с детьми обо всём подряд, и на душе стало намного спокойней. Они давно так по-семейному не общались. Теон рассказал, что Нариэль нашла для них эльфийку - няньку, которая будет за ними следить и оберегать их.

         Остаток дня Теон провёл в окружении близких и любимых, наслаждаясь последними спокойными минутами. 

1 комментарий:

Постоянные читатели